Овердоз

Как прекрасна, драгоценна, невъебенна Москва,

Ее улицы и стены стали белой рекой,

И невзирая на ошибки, вопли, мясо, дрова,

Я постепенно получаю тишину и покой.

Мы вчера проговорили три часа напролет,

И полпачки сигарет – никудышный наркоз.

Меня не сбил грузовик и не снес самолет,

Но зато совсем случайно наступил овердоз.

Овердоз, мой бесценный.

У меня овердоз, мой бесценный!

И даже лексики, кроме обсценной,

Я сейчас не найду.

Извини, я пойду.

А по улице гуляют мантихоры и львы,

Такие милые зверушки, просто сердце поет,

И если я не потерялась на просторах Москвы,

Значит, Бог пока не выдал – и свинья не сожрет.

Любовь – книжка золотая, любовь гнется в дугу,

Любовь розочкой алеет в Ботаническом саду.

С ней что хочешь, то и делай, а я больше не могу,

У меня овердоз, я, пожалуй, пойду.

Овердоз, дорогая!

У тебя овердоз, дорогая!

Вероятно, неделя-другая

И я в норму приду,

А пока что…

Счастье есть, оно не может просто взять и не быть,

Оно питается шавермой, пьет березовый сок.

А у меня от этой радости в печенках звенит.

Гори, невидимое пламя, завивайся, дымок!
Птицы-фениксы обсели стены древнего Кремля:

Ты там лучше не кури – не ровен час полыхнет!

Всех люблю, все понимаю, отправляюсь гулять,

Пока не кончится зима и овердоз не пройдет,

Я летаю по небу.

Я офигительно летаю по небу,

А ты иди себе к арабу, к эребу,

Куда-нибудь, не вопрос.

Все закончится скоро,

Меня, наверное, сожрет мантихора,

Но это лучше, чем такие разговоры.

У меня овердоз,

От тебя овердоз,

От себя овердоз,

Вообще овердоз!