Ноябрь. Дорога на Лондиниум

Остывающее небо,
Заострившиеся контуры берез,
И глазницу мертвой лужи
Затянуло желтым пакостным ледком.
Ты, конечно, мне не веришь,
Но, пожалуйста, прими меня всерьез:
Дальше будет только хуже,
Только хуже и опасней день за днем.

И не надо мне твердить
Что раз как-то выживали,
Значит, выживем, авось, и в этот раз!
Приближается зима.
Заткнись и помни:
Мир не любит нас.

За зимой придет весна, а с нею
Крысы, мириады новых крыс.
В городах темно и грязно,
Все слова мои – как óб стену горох.
А ты без маски, без перчаток.
Чем ты думаешь, хотелось бы мне знать?
Как же я смогу работать,
Если мой напарник в первый день издох?

А когда она придет,
Не поможет литургия,
Мандрагоры, благовонья, гиппокрас.
Приближается чума.
Держись и помни:
Мир не любит нас.

И за что бы нас любить,
По каким-таким неведомым законам,
Если мы, как воронье,
Порасселись на ее сухой стерне?
Где-то льются бубенцы,
А за нами наливаются бубоны,
Скальпель, сера, крюк, огонь
И кресты на двери или на стене.

Не об этом я мечтал,
В Саламанку убежав еще мальчишкой,
Обнимая целый мир,
И улыбкою сияя до ушей.
Приближается зима.
Это Бог нам посылает передышку.
Потому что холода
Убивают пандемию, крыс и вшей.

Дотянули, повезло.
Лишь бы где-нибудь приткнуться,
Чтоб еда и чтобы теплая кровать.
Приближается зима,
Держись и помни:
Будем зимовать.

И не надо мне твердить,
Что никто тебя не встретит,
Что бескрылые крылатым не указ.
Передышка до весны.
Я-то думал, нам не светит.
Но мир по-прежнему, дружок, не любит нас.

16.10.2015