Монолог неизвестного в скорбном доме в Нью-Бедфорде (приход о. Мэппла)

Нет никаких китов, никогда не бывало.
Глупые враки — все, что про них говорят.
Ну кто здесь из вас видел живого нарвала?
Лишь на картинке, правда? И то навряд.

Он водяные глади хвостом обрушит,
Он пронырнет океан от звезды до конца.
Место ли этой непредставимой туше
В гармоничном и стройном ряду созданий Творца?

Нет никаких китов, никогда не бывало,
Только бездельник и неуч готов сказать,
Что по морям мечутся горы сала,
А за ними гоняется полупьяная рать.

А что моряки горланят, вусмерть напившись,
Вернувшись на берег в своем плавучем гробу…
Вряд ли можно поверить, не усомнившись,
В грубый их рев и бесстыжую похвальбу.

Когда мы ходили на Левиафана — хо! хо!
Когда мы ходили на Левиафана — хо! хо!
Нас волны швыряли назад и вперед,
А наш капитан — одноногий черт,
Так мы ходили на Левиафана — хо! хо!
Эй, гарпунщик, не подведи,
Целься, падла, верней!
Хватит киту гулять-жировать,
Угробим кита, ей-ей!
Когда мы ходили на Левиафана — хо! хо!

Всякого вздора можно молоть немало,
Я повторяю, что всегда говорил.
Нет никаких китов, никогда не бывало.
Это так же верно, как то, что зовут меня Измаил.

30.07.2015