Фреска

Слушай-ка, Джон, — говорит за обедом Марк, –
Я посмотрел тут, и знаешь… нельзя же так.
Ты вспоминать, конечно, в праве своём.
Что видел, что помнишь, что было у вас вдвоём,
Но там же порою просто какой-то бред.
Ты сам-то понял, что диктовал? Или нет?

Джон улыбается, словно издалека.
Марк, ну не всем же нравится вой рожка,
Инструкции, пересказы, сержантский лай…
Марк машет рукою: ладно, не начинай.

Мимо стола с подносом идет Лука.
Марк глядит на Луку, как лев на быка,
Смотрит с упорной яростью перед собой,
Словно сквозь толщу слышит рог боевой…

Я и не знаю покамест, как тяжело
Видеть весь мир словно бы через стекло,
Звуки улавливать словно из-под земли,
И вино моё — пыль, и хлеб мой – в той же пыли,
Пыль на рассвете и на закате дня,
Но голос почти неслышный ведет меня,
Но чудом тропа ложится под ногу мою.
И тень от руки Господней я узнаю…
Трудно решиться сделать хотя бы шаг.
Но после земного изгнанья будет не так.
Все по-другому, агнец, город, хрусталь…

Джон улыбается другу куда-то вдаль…

23.11.2017