Слово о святом Патрике

А кто такой был святой Патрик? Ну что же, нетрудно сказать.

Это был такой маленький мальчик, которому не повезло, такая судьба.
Он жил, не зная заботы, учился читать и писать,
А потом его изловили пираты и продали как раба.
И его привезли в Ирландию,
Дикую злую Ирландию,
И дело нашлось в Ирландии —
Приказали овец пасти.     

А смирился ли юный Патрик? Ну что же, нетрудно сказать.
Он молился и днем и ночью, лишь бы попасть домой, в родную семью.
И однажды ему приснился странный и вещий сон:
«Собирайся, — ему сказали. — Где-то там на морском побережье
Ждет тебя корабль оснащенный. Он вернет свободу твою!»
И он бросился через Ирландию,
Через дикую злую Ирландию,
Голодный, босой — по земле чужой,
Как приснилось — так и пошел.

А добрался ли Патрик до корабля? Ну что же, нетрудно сказать.
Капитан наотрез отказался брать на борт оборванца без денег — такая беда.
Но Патрик на то и Патрик, он и мертвого мог уболтать,
И корабль отплыл, увозя с собой воскресшего сына, чужого раба.
И пускай впереди ждет дюжина бед, но проклятую землю покинул он навсегда.
Пусть черт забирает Ирландию,
Дикую злую Ирландию,
Остров беды — Ирландию,
А Патрик едет домой! 

А как же дальше, а что потом? Ну что же, нетрудно сказать.
Ангел во сне принес ему письма, и в одном — миллионы ладоней и голосов.
И кричали они, и молили они: «Возвращайся скорей назад!
Ты же наш, ты же нас не бросишь! Ты сбежал, но мы тебя помним!
Принеси на Зеленый остров святую Божью Любовь!
Патрик, вернись в Ирландию!
Ты отчаянно нужен Ирландии!
Ты плоть от плоти Ирландии!»
И Патрик пришел на зов.
(А был он уже епископ
И верный слуга Христов.)

Так кто же он, святой Патрик? Ну что же, нетрудно сказать.
Он судья и апостол Ирландии, и Ирландия помнит навек его чудеса.
Но Патрик недаром Патрик, и овцы ему под стать,
И корабль рассекает соленые воды, не боясь ни зла, никакой невзгоды,
И по всей земле, где шемрок растет, где варят пиво и колокол бьет,
Люди славят его и поют на все голоса:

Славься, апостол Ирландии,
Добрый апостол Ирландии!
Молись о нас, святой Патрик, —
Молитва твоя крепка.
Патрик, надежда Ирландии,
Патрик, заступник Ирландии,
Ты хранишь перед Богом Ирландию
До последнего камешка.
И кто в день кончины тебя призовет,
Тот уходит под руку твою.
Заступись за нас, святой Патрик!
Дай Бог встречи в зеленом раю!

Городские хиппи старше сорока

Что ни месяц, что ни год,
Жизнь течет себе, течет,
Как неяркая осенняя река.
Здравствуй, друг сердечный мой,
Это кто же мы с тобой?
Городские хиппи старше сорока.

Наши дети подросли,
Наши головы в пыли,
Наша зрелость удивительно легка.
С точки зрени людей,
Мы — никто, живем нигде, —
Городские хиппи старше сорока.

Есть работа и друзья,
Метры съемного жилья,
А кому-то повезло — и своего.
Есть талончик на автобус
И жетончик на метро,
А по факту болше нету ничего.

Но мы сумеем сварить кашу из топора,
Мы сумеем прожить, если нет ни хера,
Нам с тобой не привыкать, шляпу в зубы — и аскать,
Если у соседей черная дыра.

Каждый сам себе кузнец,
Каждый сам себе певец,
По-рыбацки примечаем рыбака.
Нас не вызовут на бис,
Мы просрали главный приз —
Городские хипппи старше сорока.

Кто-то спился подчистую,
Кто-то кружит вхолостую,
Дилетанты, неудачники, отстой.
А мы пристроились, продались,
Мы под общество подмялись
И живем обычной жизнью городской.

Но мы сумеем сплести заклинанье на раз,
Мы умеем хохотать, так что искры из глаз,
Мы помним тысячи песен и три тысячи книг,
И нам по нраву наше «здесь и сейчас».
И мы умеем рожать и умеем хоронить,
Мы отлично научились жить, когда не хочешь жить,
И мы ценим эту жизнь до последнего глотка,
Городские хиппи старше сорока…

Песенка про пряники

Когда однажды вечером я сдохнуть захочу,
То праздник удивительный себе я закачу,
Продам ковры и книжки, и выброшу кровать,
Куплю вина и пряников, и сяду смерти ждать.

Да смерть ко мне в тот вечер, конечно, не придет,
Но не засохнут пряники, вино не пропадет,
Поскольку, очевидно, завалятся ко мне
Мои друзья-уроды, мечтая о вине.

Они притащат пива и хлеба с колбасой,
Поскольку непонятно, что там у нас с едой,
Откупорят бутылки, наладятся курить –
И я пойму, что помирать придется погодить.

Мои друзья-уроды, любимые до слез,
Ну кто еще бы, кроме них, мне колбасы принес,
И как-то очень быстро закончится вино,
И я пойму, что помирать не хочется давно.

И мы еще покурим, и просто посидим,
И приоткроем форточку, чтоб поубавить дым.
А в форточку заглянет костлявая с косой:
Ну, где там ваши прянички и пиво с колбасой?

И ночь над нами будет светла и высока,
Друзья уйдут под утро, желая коньяка.
Я выкину бутылки, окурки соберу,
Потом прилягу на пол – и все-таки помру.

31.10.2015