Путешествия дураков. Пустыня

Стоит замок на горе, разным людям на горе
А вокруг пустыня, пустыня.
Мы с товарищем вдвоем по пустыне плавали
Возвращались пустыми, пустыми…

Анна Штейн

 

Через желтые пески,
Через серые пески
На большой скрипучей лодке
Мы плывем, как дураки.
Треплет парус полотняный
Жаркий ветер-суховей.
Мы плывем через пустыню…
О-эй!

А товарищ мой упрям,
А товарищ мой таков.
На большой скрипучей лодке
Мы плывем среди песков.
Ночью холод ледяной
Пробирает до костей.
Мы плывем через пустыню…
О-эй!

А за бортом нашей лодки
Воздух трепетный дрожит,
А на парусе заплатки
Из крапивного листа.
Никого в пустынном мире —
Только мы да миражи…
Красота!

Наши скаредные боги
Ничего не говорят,
Облака полны знамений,
Да все какие-то не те.
И стеклянные галактики
Кружатся и звенят
В темноте…

Через желтые пески,
Через серые пески…
Звезды блещут над пустыней,
Словно Божьи маяки.
Саксаул торчит над бездною —
Корявый часовой.
Мы плывем через пустыню
Между небом и землей.
Это все не о любви,
Но при этом и о ней.
Мы плывем через пустыню…
О-эй!

Дурочка Ривка из переулочка

В домике с самого края
Жил булочник, булочник жил.
Он пёк калачи и булочки пёк.
И мне иногда дарил.
Давал мне булку и говорил:
Жуй калач, да не плачь!
А я и не плакала даже, а он
Все равно говорил «не плачь!»

А в доме, в доме напротив
Старая ведьма жила.
Её боялись у нас как огня.
А она и не ведьма была.
Мне по секрету сказал её кот —
Он её очень любил,
А ежели любят тебя коты.
Значит, ты заслужил.

А там, подальше, за ржавой колонкой
Я часто стояла тайком.
Когда было сухо — то в башмаках,
А ежели дождь — босиком.

Там жил сварливый и толстый старик,
Он учил на скрипке детей.
Он иногда играл просто так,
Он всем говорил, чтоб пальцы размять.
А по правде — для скрипки своей.
Он не знал, что я прячусь там, под стеной,
А то бы сразу прогнал.
Кинул бы палкою или камнем
И больше бы не играл.

А дальше там жили — как звать не помню,
У них еще была канарейка,
По клетке прыгала день деньской.
А под ними жила тетя Фира.
Она подарила мне брошку.
Из нее потерялись три камушка —
Их, наверно, украл домовой…

Тетя Фира мне всегда говорила:
На, поешь — и иди домой.

Кошка на солнце жмурилась.
Воробьи купались в пыли.
Все давно уже умерли
И к Богу на небо ушли.

февраль 2016

Улитник

Моя любовь при мне, при мне,

Несу свой домик на спине,

Ползу вдоль городских окраин,

И твердо знаю: мир бескраен,

Меня считают дурачком,

Таким особым слизняком,

ракушкой с городского дна,

а я ползу – трещит спина

От груза медленной любви,

А ты ползи, а ты живи,

И напевай, почти ничком:

Парам-парам… тадам-бадам…

Мой дом – любовь, любовь – мой дом…

2017

Дурочка Мадлен (пастораль для барочной флейты и леса)

Когда б вы были так добры,
Что подарили мне жука,
Я отдала бы за него
Стеклянный шарик и кольцо.
Кольцо за вашего жука,
Такого важного жука,
С отливом сине-золотым
На глянцевой спине.Когда б вы были так добры,
Что увели меня в леса,
Я бы пошла за вами вслед,
Неся коробку и сачок,
И мы бы падали в траву,
Чтобы в траве найти жука
С отливом сине-золотым
На глянцевой спине.

Я приготовила бы нам
Сто бутербродов с колбасой
И два лимонных леденца —
И мы бы стали пировать.
А жук бы ползал и шуршал,
Не понимая, где же лес,
И тут бы взяли вы жука
И подарили мне!

И вы сказали бы мне так:
Мадлен, я вам дарю жука,
Ах, согласитесь же, молю,
Подарок этот мой принять?
А я зардеюсь и скажу:
Ах, боже мой , я не ждала…
Я право даже не могу…
И все-таки возьму.

И ах, над нами в вышине
Засветит робкая звезда.
А мы сидели бы в траве
И говорили обо всем.
А перед тем как уходить.
Мы отпустили бы жука…
Какая, право, глупость — жук.
Действительно, к чему?

14.04.2016

Питер. Дурак с дудочкой (сюита для флейты и клавесина)

В городе Лейпциге жил дурак,
Жил дурак с дудочкой.
Он называл ее «миленькой»
И «своею золотой девочкой».
А добрые люди, встречая его
На улицах Лейпцига,
Говорили ему: гутен морген, Петер,
Как поживаешь, герр Музикус?

Когда были праздники в городе,
В городе Лейпциге,
Пьяные брали его с собой,
Чтоб он им играл на дудочке.
И Петер дул в свою дудочку,
И подпрыгивал от усердия,
А пьяные грохали кружками об стол,
Потому что любили музыку.

И только один
Скучный старик,
Важный старик,
Чванный старик
Никогда, здороваясь с Петером,
Не называл его «музикус».
Он шел по улицам Лейпцига,
Бормотал, сердился и хмурился,
А Петер его не жаловал,
И прятал за спиной свою дудочку.
Зачем же играть на дудочке
Для того, кто не любит музыку?

А когда зимою холодною
Лопнула его дудочка,
Его золотая девочка –
И Петер замерз на улице,
К нему прилетели ангелы,
Сказали: Пойдем, герр Музикус,
Пойдем из этого Лейпцига
Туда, где вечная Музыка.
Но ты подожди минуточку.
Сперва мы заглянем в щелочку
Оттуда порой доносится
С земли небесная Музыка.

И Петер, дурак зареванный,
Погладил разбитую дудочку
И сказал: Да нешто же в Лейпциге
Такое было когда-нибудь?
Но ангелы не ответили.
Они летели над Лейпцигом
Туда, где сияла золотом
И ввысь возносилась музыка…

23.03.2016

Ося. Дурак с конфеткой

Как хорошо быть дураком,
ходить за ручку с дураком,
смеяться вместе без причины
и ничего не объяснять.

А то все умные пошли,
такие важные пошли,
а у меня часы в горошек
и шарф в полоску и ваще.

Там за окном темным-темно,
такое жуткое окно,
как будто страшный Чикатило
его вчера нарисовал.

А у меня есть пять рублей,
и даже трижды пять рублей.
И я пойду туда, снаружу.
Куплю конфету и не съем.

Приду с конфетою домой,
скажу ей, здравствуй, заходи,
Давай ты будешь жить со мною?
Вдвоем зимою веселей.

15.02.2016