Саламандра

Затихают дела, угасает огонь,

После долгого дня погружаешься в сон

Незаметно – и даже глаза закрывать не надо.

Полыхает в огне золотой лабиринт.

Пиццикато среди фиолетовых квинт

И холодные лапки шуршат практически рядом.

 

Торопись! Не успеешь ресницей взмахнуть –

А плясуньи в золу невесомо нырнут,

Пошевелишься – миг и исчезнут, как не бывало.

Ты их видела, девочка, вспомни: давно

В Кафедральном соборе сияло окно,

И в закатных лучах, в витражах на окне плясала

 

Саламандра! Саламандра!

Саломея могла бы так танцевать,

Если б вдруг позабыла, насколько она юна и желанна.

Это глупости, что про нее говорят,

Никогда  не любила царицына дочь Иоанна.

 

Саламандра танцует в метельной жаре,

Угли пеплом подернулись. Там в феврале

Ни органа, ни хора ты попросту не замечала.

Помнишь, Сретенье, зиму – и в темных стенах

Пел на мессе чужой францисканский монах,

И в насмешливом голосе, в карих глазах плясала

 

Саламандра! Саламандра!

Разве может любовь выбирать, где ей разгореться.

Ты стояла, а Sanctus звенел в небесах,

Только слезы восторга на мокрых щеках –

И огнем золотым полыхало во тьме твое сердце.

 

Затихают дела, угасает огонь,

После долгого дня погружаешься в сон,

Погружаешься в сон,

Погружаешься в сон…

Улитки. Андерсен

Это будет песенка про девочку,

О которой песен не писали.

И она жила себе, не ведая

Ни любви, ни грусти, ни печали,

И только бывало по веерам,

Когда перед сном вычищала спам,

Бывало, вздыхала и думала: вот,

Неужели я умру – и никто не заплачет?

А там… там… там…

По малиновым кустам… там… там…

Где во тьме сияют ягоды,

По брусничнику, по мхам

Ходят медленно улитки,

Ночь ощупывая чутко…

Утром просыпалась эта девочка,

Еле находя себя в постели.

Где-то волны шаркают по берегу

И часы над ратушей пропели…

А ты торопись, лети на работу

К восьми тридцати, а придешь к девяти,

На метро, и в автобус, туман в голове,

А где-то в тумане по серебряной траве

Там… там… там…

По малиновым кустам… там… там…

Где во тьме сияют ягоды,

По брусничнику, по мхам

Ходят медленно улитки,

Ночь ощупывая чутко…

Белая-белая зима приближается,

Белой пеленою на дома опускается,

Осень золотые лоскуты подбирать

Не стала – пусть они лежат и старятся.

Дикая охота догоняет лето,

Паутинкой осень улетает до рассвета,

Зябнут горошины в ржавом стрючке

В пересохшем ящике снаружи где-то…

Тук-тук каблуки по замерзшему саду.

Ганс-Христиан, заходите, мы вам рады!

Спойте нам, как розы цветут,

Как скоро узрим мы Христа младенца…